Шизоидные явления, объектные отношения и самость (2)

Поведение избегания для них было нехарактерно. В преморбиде преобладали ананкастные черты. Навязчивости дебютировали навязчивыми сомнениями или навязчивыми представлениями. Практически одновременно с ними появлялись ритуалы, которые, как правило, были крайне нелепы по содержанию, быстро теряли свойство психологической понятности. В дальнейшем ОКР имели тенденцию к генерализации. , , затем замещались индифферентными для сознания образами геометрические фигуры, предметы обихода. Двигательные ритуалы символического характера нередко замещались или сосуществовали вместе с вербальными ритуалами повторение определенных слов, песен, навязчивый счет. Большое место в клинической картине на отдаленных этапах болезни занимали дефицитарные расстройства в виде аутизации, гипобулии, шизофренических расстройств мышления. Присоединение других ОФР было нехарактерно, а если они и отмечались, то никакого влияния на динамику заболевания не оказывали.

ШИЗОИДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И САМОСТЬ

Когда вы хотите любви от человека, который не дает ее вам и поэтому становится для вас плохим объектом, вы можете реагировать одним из двух или сразу двумя способами. Вы можете преисполниться ярости в связи с данной фрустрацией и предпринять агрессивные нападки на плохой объект, чтобы принудить его стать хорошим и перестать вас фрустрировать — подобно маленькому ребенку, который не может получить от матери то, что он хочет, вскипает от гнева и бросается на нее с кулачками.

Такова проблема ненависти, или рассерженной любви. Она вызывает агрессию к враждебному, отвергающему, активно отказывающему плохому объекту.

Так развивается типичны шизоидной личности страх У депрессивных личностей преобладает стремление к доверительным близким.

Тип характера или расстройство личности? Само понятие акцентуации применяется для обозначения особых ярко выраженных, заостренных черт личности, которые сохраняются у человека в течение всей жизни. Подобные личностные особенности не выходят за рамки клинической нормы, но при наличии неблагоприятных условий могут перейти в патологическое состояние. Шизоидный тип характера, как и любая другая акцентуация, не является психическим расстройством, а относится по МКБ к проблемам, связанным со сложностями поддержания нормального образа жизни.

Однако, наличие у человека шизоидных личностных черт может стать основанием для развития шизоидного расстройства. Где находится граница между нормой и патологией? В первую очередь, акцентуированный характер отличается от расстройства личности тем, что при психопатии человек специфически проявляет себя во всех жизненных сферах, а не в отдельных ситуациях. Кроме того, шизоидному типу характерно особо яркое проявление в конкретном жизненном периоде, например, в пубертатном, а со временем острые черты личности сглаживаются.

Я считаю это крайне обманчивой видимостью. Это было бы справедливо для процесса здорового взросления, однако клиническая депрессия порождена как раз неудачей здорового взросления. Всякий раз, когда я считал депрессию борьбой за сохранение объектных отношений, использующую плохие объектные отношения обвинительного, или преследующего, типа как защиту против опасностей шизоидного ухода, я был удивлен, как быстро депрессивная реакция исчезает за вспышкой шизоидных симптомов.

Естественно, депрессивное и шизоидное состояния постоянно развиваются в . Отношение шизоида к внешним объектам (потребность и страх.

Обычно шизоид двигается так, словно метафорически в прошлой жизни был кем-то вроде насекомого, или трех-пяти метрового роста существом, или наоборот, маленьким очень, а сейчас оказался вот в этом странном теле в довольно трудной и агрессивной для него реальности. Слишком много сигналов, слишком высокая чувствительность.

Чтобы понять ощущения шизоида представьте, что вы прямо сейчас оказались в кресле пилота самолета, который летит. Вот примерно так ощущает себя шизоид, когда начинает немного сосредотачиваться на сигналах своего тела. Достаточно часто люди с шизоидным типом личности обладают астеническим телосложением, то есть худенькие и словно вытянутые в длину, с тонкой костью, хрупкие и неуклюжие на вид. При наличии других хорошо выраженных радикалов в структуре личности, шизоид может быть и вполне полным, но при этом ощущение его легкости, малоприсутствия в реальности будет сохраняться.

Высока вероятность того, что человек данного типа личностной структуры окажется в зависимости от алкоголя или психо-активных веществ наркотиков , как способа делать его уход в другую реальность, как средства изменения состояния. Сексуальность шизоида сфокусирована больше в фантазийной части его жизни, чем в чувственной, что делает его особенно привлекательным для эмоционально созависимых людей, которые подсознательно реагируют на контрзависимых партнеров.

Отношение к здоровью у человека с шизоидным типом личности может быть либо предельно небрежным и игнорирующим, либо сверхтревожным и запредельно мнительным. Чувства Шизоиды избегают сильных переживаний. Слияние для них как огонь для Снегурочки, кажется равносильным смерти через растворение в другом человеке. Страх хаоса, страх жизни, телесности и чувственности, сильных и ярких желаний других людей, иногда до ужаса может быть не понятен для многих, особенно тех, кто любит яркие и динамичные эмоции.

Заметки о некоторых шизоидных механизмах1

Влияние основных форм страха по Ф. Риману на диагностику ТИМа Девяткин Статья посвящена тонкостям профессиональной диагностики, рассмотрены основные формы страхов по теории Ф. Римана, их проявления, затрудняющие диагностику типа информационного метаболизма, предложены методы различения проявлений форм страха и признаков ТИМа. Риман, шизоидная, депрессивная, навязчивая, истерическая форма страха.

"Недоверчивость и страх перед угрозой поглощения и контроля"Свои потребности у шизоидной личности часто живут в виде.

Заметки о некоторых шизоидных механизмах Введение В данном разделе обсуждается вопрос значимости ранних параноидных и шизоидных тревог и механизмов. Я в течение многих лет размышляла над этой проблемой, разрешить которую мне позволило только достижение понимания сути инфантильных депрессивных процессов. Однако в ходе дельнейшей разработки концепции инфантильной депрессивной позиции я снова вынуждена была обратить свое внимание на фазу, предшествующую этой позиции.

Сейчас я попытаюсь кратко сформулировать некоторые предположения, выдвинутые мною ранее относительно ранних тревог и механизмов. Предлагаемые вашему вниманию гипотезы имеют отношение к очень ранним периодам развития младенца. Выработаны они в результате размышлений над материалом, полученным в ходе анализа взрослых и детей.

Некоторые из предложений, кажется, вполне совпадают с наблюдениями, хорошо знакомыми нам из психиатрической практики. Детальное и подробное обоснование моих суждений требует в качестве материала предоставить досконально разобранные и проработанные истории анализа отдельных пациентов.

Как устроен шизоид?

Фэйрберна, стимулирующих мое развитие, совпало с поступлением в клиническое отделение Лидского факультета психиатрии ряда заметно выраженных шизоидных пациентов. Я более подробно описал эту ситуацию в четвертой главе. Первым результатом стало мое исследование созданной Фэйрберном теории реакции шизоидной личности на клиническом материале и в ходе моего анализа у Фэйрберна. Данное исследование является естественной отправной точкой всего научного изыскания. Состояние шизоидной личности Картина запертого индивида Психотерапевта должны серьезно беспокоить те состояния психики, в которых пациенты становятся эмоционально недоступными, когда пациент присутствует физически, но не психически.

Именно через уязвимость шизоидного характера, с его архетипическим основанием, Страх не дает ей вернуться в свой холодный дом, к жестокому отцу .. диагноз – какую-нибудь разновидность депрессивного расстройства.

Заметки о некоторых шизоидных механизмах1 М. Я много размышляла над этим в течение ряда лет, еще до формулирования моих взглядов относительно депрессивных процессов в младенчестве. Однако в процессе разработки моей концепции инфантильной депрессивной позиции в фокус моего внимания вновь попали проблемы предшествующей фазы. Сейчас я хочу сформулировать те гипотезы относительно ранних тревог и механизмов, к которым я пришла в результате моих размышлений. Придание моим утверждениям законной силы требует накопления детального материала случаев, для которого в рамках данной статьи, к сожалению, недостаточно места, но я надеюсь исправить этот пробел в последующих работах.

Для начала было бы полезно коротко суммировать выдвинутые мною ранее заключения относительно ранних фаз развития. Помимо этого, именно в этом периоде обнаруживаются точки фиксаций всех психотических состояний. Эта гипотеза привела некоторых людей к мнению, что всех младенцев я рассматриваю как психотиков; этому неверному пониманию я уже уделила достаточно внимания в других работах. Психотические тревоги, механизмы и эго-защиты младенчества оказывают глубокое влияние на развитие во всех его аспектах, включая развитие эго, супер-эго и объектных отношений.

Я часто выражала мою точку зрения, что объектные отношения существуют с самого начала жизни, причем первым объектом ребенка является материнская грудь, которая становится для ребенка расщепленной на хорошую удовлетворяющую грудь и плохую фрустрирующую грудь, что, в свою очередь, приводит к разделению любви и ненависти. Мною выдвигалось предположение, что отношения с первичным объектом предполагает его интроекцию и проекцию; следовательно, объектные отношения с самого начала жизни формируются благодаря взаимодействию между интроекцией и проекцией, между внутренними и внешними объектами и ситуациями.

Эти процессы принимают участие в построении эго и супер-эго и подготавливают основу для начала эдипового комплекса во второй половине первого года. Сначала деструктивные импульсы обращены на объект и выражаются посредством фантазий орально-садистических атак на грудь матери, которые вскоре преобразуются в нападки на все ее тело - всеми возможными садистическими средствами. страхи преследования , возникающие из орально-садистических импульсов младенца лишить тело матери хорошего содержания и из анально-садистических импульсов вложить в нее свои экскременты включая желание войти в ее тело, чтобы контролировать ее изнутри имеют огромное значение для возникновения паранойи и шизофрении.

Прекрасная Леди

Возможно, один из них мешает твоему личному счастью с любимым… Когда же твой любимый наконец предложит что-нибудь новое? Почему он говорит, что любит, а сам предпочитает много времени проводить наедине с собой? Как ему не надоедает постоянно ходить по клубам и вечеринкам? Почему он такой милый, что у меня от сладости скоро зубы сведет?

Все наши разлады в семье идут просто от непонимания друг друга.

Но все же основные организующие темы, страхи, конфликты и бессознательные объяснительные конструкты депрессивных и маниакальных людей.

Она может рассматриваться как суть шизоидной проблемы и как самый глубинный элемент во всем психопатологическом развитии4. Фэйрберн считает, что проблема шизоидного индивида в том, что его обусловленный страхом уход приводит к неспособности осуществлять подлинные связи с объектами и к последующей изоляции, которая влечет за собой риск тотальной утраты всех объектов и вместе с этим и утраты своего собственного эго.

Это серьезный вопрос — приведет ли уход шизоида и его регрессия к возрождению или к подлинной смерти. Попытка спасти свое эго от преследования путем бегства внутрь к безопасности порождает еще более серьезную опасность утраты эго другим путем. Такова необходимая отправная точка для исследования регрессии. Она с поразительной ясностью иллюстрируется сновидением университетского лектора ярко выраженного шизоидного интеллектуального типа: Плывя в пустом пространстве, я вначале считал, что это чудесно.

(в) Депрессивные и шизоидные реакции

Джордж Элиот, Дэниэл Дерондас. Карл Абрахам, Избранные труды по психоанализу, с. Мне также приятно выразить свою признательность преемникам Дикса на посту декана факультета психиатрии Лидского университета. Профессора МакКэлмэн, Харгривз и Хамильтон предоставили мне свободу в проведении долгосрочного исследования в области психоаналитически ориентированной психотерапии.

Суть тревоги составляет страх смерти или невосполнимого повреждения объекта, а также чувство вины и собственной ответственности за.

Кляйн полагает, что неудача проработки этой ситуации впоследствии делает ребенка неспособным решать проблемы депрессивной позиции, так что он может регрессировать к более ранней стадии в качестве защиты против боли депрессии. Защита от связанных с ними опасностей, однако, совершенно различна. Параноидальный индивид сталкивается лицом к лицу с физическим преследованием как, например, в сновидениях он подвергается нападкам со стороны смертельно опасных фигур , а депрессивный индивид сталкивается лицом к лицу с моральным преследованием как, например, в чувстве того, что он окружен обвиняющими глазами и указывающими пальцами , так что Кляйн считает обе позиции как устанавливающие первичную форму тревоги.

В действительности, большинство индивидов предпочитает либо смотреть в лицо депрессивной тревоге вина , либо тревоге преследования страх абсолютно плохого преследующего объекта , либо колебаться между депрессивной и параноидальной позициями, нежели смотреть в лицо экстремальной шизоидной утрате всего, как объектов, так и эго. Как тревога преследования, так и депрессивная тревога являются переживаниями объектных отношений, в то время как шизоидная позиция аннулирует объектные связи в попытке убежать от тревог всех типов.

Шизоидная личность и любовь

Читать б Психодинамические движущие силы внутреннего мира Исходя из этой точки зрения, Фэйрберн переработал теорию психозов и психоневрозов. Согласно ортодоксальному подходу Фрейда—Абрахама, эти болезни вызваны задержками либидинального развития в точках фиксации в первые пять лет жизни: Фэйрберн предложил совершенно иной подход, основанный не на природе либидинальных импульсов, а на природе взаимоотношений с внутренними плохими объектами. Принимая теорию депрессивной позиции Мелани Кляйн, он утверждал, что шизоидное и депрессивное состояния являются двумя фундаментальными типами реакции на интернализованные плохие объектные отношения, двумя базисными, основными опасностями, которых следует избегать, и что они порождаются трудностями, переживаемыми в объектных отношениях на оральной стадии абсолютной инфантильной зависимости.

Он рассматривает паранойю, обсессии, истерию и фобии в качестве четырех различных защитных способов совладания с интернализованными плохими объектами, чтобы предотвратить возврат в депрессивное или шизоидное состояние психики. Это делает понятным тот факт, что пациенты, в действительности, все время повторяют параноидальные, обсессивные, истерические и фобические реакции, даже если у того или иного пациента преимущественно используется какой-то один из этих способов защиты.

вместо эйфории нередко возникают депрессивные переживания. боязнь по отношению к незнакомцам, новым предметам, страх темноты, страх Черты шизоидного типа крайне обостряются в пубертатном возрасте.

Фэйрберна, стимулирующих мое развитие, совпало с поступлением в клиническое отделение Лидского факультета психиатрии ряда заметно выраженных шизоидных пациентов. Я более подробно описал эту ситуацию в четвертой главе. Первым результатом стало мое исследование созданной Фэйрберном теории реакции шизоидной личности на клиническом материале и в ходе моего анализа у Фэйрберна.

Данное исследование является естественной отправной точкой всего научного изыскания. Состояние шизоидной личности Психотерапевта должны серьезно беспокоить те состояния психики, в которых пациенты становятся эмоционально недоступными, когда пациент присутствует физически, но не психически. Она описала аналогичное состояние, испытанное во время прогулки со знакомым молодым человеком.

Тогда она тоже почувствовала усталость, подавленность, неспособность вести беседу и прокомментировала это следующим образом: Ее реакция на еду была похожей. Она предвкушала прием вкусной пищи, но когда начинала есть, то чувствовала потерю аппетита, как если бы она не имела с едой ничего общего. Жалобы на чувство отрезанности, запертости, не-соприкасаемости, отчужденности или необычности, когда вещи не находятся в фокусе внимания или кажутся нереальными, когда нет чувства единения с другими людьми, или на жизненную опустошенность, с падением интереса, когда все кажется тщетным и бессмысленным, все они различным образом описывают данное состояние психики.

Депрессия, в действительности, чаще направлена вовне и связана с невозможностью выразить свой гнев по поводу внешних объектов. Депрессия связана с объектами. Шизоидная личность отказалась от объектов, хотя все еще нуждается в них.

ЧАСТЬ . КЛИНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ШИЗОИДНОЙ ЛИЧНОСТИ

Защита от связанных с ними опасностей, однако, совершенно различна. Параноидальный индивид сталкивается лицом к лицу с физическим преследованием как, например, в сновидениях он подвергается нападкам со стороны смертельно опасных фигур , а депрессивный индивид сталкивается лицом к лицу с моральным преследованием как, например, в чувстве того, что он окружен обвиняющими глазами и указывающими пальцами , так что Кляйн считает обе позиции как устанавливающие первичную форму тревоги.

В действительности, большинство индивидов предпочитает либо смотреть в лицо депрессивной тревоге вина , либо тревоге преследования страх абсолютно плохого преследующего объекта , либо колебаться между депрессивной и параноидальной позициями, нежели смотреть в лицо экстремальной шизоидной утрате всего, как объектов, так и эго. Как тревога преследования, так и депрессивная тревога являются переживаниями объектных отношений, в то время как шизоидная позиция аннулирует объектные связи в попытке убежать от тревог всех типов.

Хотя шизоидный уход и регрессия являются, по сути, одним и тем же феноменом, они имеют различные смыслы для разных частей самости. С точки зрения центрального эго, то есть сознательной самости, или эго повседневной жизни, уход означает тотальную утрату.

депрессивный (страх формирования самого себя, шизоидный (страх самоотдачи, воспринимающейся как потеря себя).

Статья посвящена тонкостям профессиональной диагностики ТИМ, рассмотрены основные формы страхов по теории Ф. Римана, их проявления, затрудняющие диагностику типа информационного метаболизма, предложены методы различения проявлений форм страха и признаков ТИМа. Соционика определяет структуру информационного обмена, то, как человек воспринимает, обрабатывает и передает информацию.

Не более, но и не менее того. Наряду с типом информационного метаболизма и личными особенностями, определяемыми жизненным опытом и воспитанием человека, существуют типологии личности, оказывающие не меньшее влияние на поведение, общение, действия и образ мышления. И зачастую соционическая диагностика осложняется тем, что проявления других типологий принимают за свойства ТИМа. Профессиональное применение соционики требует от соционика-диагноста умения отделить соционическую область исследования человека от других смежных областей.

Для этого необходимо иметь о них определенное представление.

Последствия шизоидного расстройства личности. Вождение автомобиля и армия при шизоидной психопатии

Жизнь вне страха не просто возможна, а совершенно доступна! Узнай как победить страх, нажми здесь!